Маковое дело — прикрытие поражения ФСКН в борьбе с наркотиками

Компания уголовного преследования  заведомо невиновных бакалейщиков была великолепно спланирована в кабинетах высших должностных лиц ФСКН в целях обеспечения положительной динамики показателей псевдоборьбы  службы с наркотизацией населения.

Расчет был сделан на то, что правоприменители (оперативно-следственные правоохранительные службы, прокуратура и судебная власть) запросто поверят инсинуациям должностных лиц ФСКН, которые через СМИ распространили рецепт изготовления  никому не известного  ранее  «наркотического средства,  одним из исходных компонентов которого был  мак пищевой …

Якобы порицательные статьи сообщали рядовому наркопотребителю информацию, что из мака пищевого путем нехитрых манипуляций можно изготовить наркотик опийной группы. Причем со слов наркоконтролеров это был самый дешевый способ получить наркотик. Якобы из одной трехсотграммовой пачки мака получалось от трех до 10 доз.

Интерес к маку ФСКН подогревала постоянно. Публикации на тему «Сколько наркодоз можно получить из этого товара путем якобы самых несложных операций?» часто появлялись на страницах центральных и региональных СМИ. Любознательная молодежь из этих статей могла узнать не только пошаговый рецепт приготовления якобы наркотического средства, но и сравнить его стоимость с героином. Желающих попробовать газетный рецепт становилось все больше. На соответствующих форумах рецепт с чьей-то легкой руки обрастал деталями и уточнениями. В так называемых наркопритонах стали задерживать варщиков « черняги» – токсического средства из пищевого мака. Показатели по наркопотребителям поползли вверх. А значит, ФСКН считалась более нужной.

Одновременно с этим в региональные органы  были разосланы письма,  разъясняющие, как следует сажать за пищевой мак.

Письмо руководителя следственного Департамента ФСКН, разъясняющее, как правильно привлекать к уголовной ответственности за реализацию пищевого мака.

Параллельно велась работа по изменению ГОСТа 12094-76 на кондитерский  мак.

Новый, ГОСТ Р 52533-2006 «Мак пищевой. Технический регламент», вступивший в действие с 1 января 2007 года был написан не профессионалами, а специалистами далекими как от нормотворчества так и от сельского хозяйства, продукцией которого являлся мак пищевой. Как результат, нормы содержания сорной примеси в документе были снижены  с  3 % до нуля, а методы отбора проб и определения сорности  прописать позабыли.

Несмотря на то, что ГОСТы в нашей стране с 2002 г. являются документами добровольного исполнения, в 2010 г. для увеличения  карающих посадок, в ГОСТ на пищевой мак  ввели поправку, запрещающую содержание наркотических средств  в товаре. Ловушка захлопнулась.

С этой поры каждый предприниматель, реализующий пищевой мак, стал потенциальным наркосбытчиком, потому как мака пищевого без алкалоидов опия не бывает. Правда, алкалоиды опия в этом товаре находятся не как наркотические средства, а как часть семян, они включены в какие-то сложные  биологические комплексы. Однако при анализе связи рвутся, и освободившиеся  алкалоиды легко определяются методами газовой хроматографии. Количество их ничтожно мало и явно недостаточно для получения наркотических средств легкодоступным способом в кустарных условиях, но достаточно для возбуждения уголовных дел.  И такие дела возбуждали и доводили до приговора, несмотря на то, что  в одной облатке таблеток от кашля содержалось алкалоидов больше, чем в нескольких килограммах пищевого мака.

Наступил 2012 г. — преддверие десятилетнего юбилея ФСКН. Службу ругали все кому не лень, и было очень важно показать  полезность структуры и её большой вклад в правопорядок. Нужно было громкое дело. В качестве самого тоннажного объекта был выбран пищевой мак. Этот совершенно безобидный пищевой продукт был призван обеспечить юбилейные награды и премии[1].  И впервые дело возбудили против импортеров!

06.07.2012г  в Москве произошло показательное  задержание 6 предпринимателей, занимающихся импортом  и реализацией бакалейных товаров. Их обвинили в контрабанде наркотических средств …под видом пищевого мака.  Задержание снимали на видео и транслировали по телевизору. На складе арестовали более 200 тонн пищевого мака. предназначенного для хлебозаводов и кондитерских предприятий, попутно изъяли 60 тонн кураги и изюма.  https://www.1tv.ru/news/2012-07-11/87834-stolichnye_operativniki_perekryli_krupnyy_mezhdunarodnyy_kanal_postavki_opiynogo_maka

Адвокаты предпринимателей пытались искать защиту везде, безуспешно взывали к здравому смыслу и научному мнению.  Обратились и в Пензенский НИИ сельского хозяйства.  Тогда  следователи показательно задержали ведущего специалиста этого института в области химии природных соединений, кандидата сельскохозяйственных наук Зеленину О.Н. http://www.ntv.ru/novosti/343378/?fb_action_ids=666693306742934&fb_action_types=video.watches

Ей было предложено дать показания, что  мак пищевой бывает чистый и грязный,  что испанский мак хуже чешского, что ей якобы было известно, что Шилов импортировал грязный мак.  Зеленина отказалась.  Статус свидетеля поменяли на статус подозреваемого, после второго отказа, предъявили обвинение в пособничестве контрабанде наркотических средств. И ни следствие, ни прокуратуру не смутил тот факт, что партия мака, в пособничестве контрабанды которой  обвинили  Зеленину, была задержана на Брянской таможне за год до подготовки Зелениной  проекта разъяснительного письма Пензенского НИИСХ.

Директор ФСКН Виктор Иванов  обвинил  Зеленину в незаконном проведении экспертизы и даче ложного экспертного заключения. Зеленина выступила на телеканале  Дождь и опровергла  это обвинение, заявив, что в глаза не видела мака пищевого из партий Шилова и никогда не давала никаких экспертных заключений. http://tvrain.ru/articles/olga_zelenina_v_tjurme_ne_verili_chto_menja_mogut_vypustit-330900/

Виктор Иванов обвинил Зеленину в  невыполнении экспертизы и даче заключения.  Это обвинение было смехотворным, поскольку российское законодательство не требует от импортеров представления каких-либо заключений Пензенского НИИСХ.  Но ФСКН не захотела отпускать несговорчивую Зеленину, уж слишком много шума наделало её задержание. Поэтому в  Зеленину  26 сентября 2012 г. обвинили в превышении должностных полномочий (преступление неподследственно ФСКН), а в  ноябре 2013 г. ей предъявили обвинение  в пособничестве преступному сообществу, не обвинив при этом в пособничестве ни одному из эпизодов деятельности этого сообщества.

Уголовное преследование московских бакалейщиков длилось больше года, когда стало понятно, что обвинение не срастается. Обвинить в сбыте наркотиков смогли, а связать с наркопотребителями не получалось.  Буквально  за два дня до объявления об окончании предварительного следствия  число обвиняемых увеличили до 13, включив в псевдопреступное сообщество ларечников,  трех из Нижнекамска и двух  из Москвы.

Дело 12  бакалейщиков   и ученой Зелениной  поступило в  Брянский областной суд лишь в ноябре 2014 г.  На тот период оно состояло из 468 томов обвинительного заключения и  218 томов, содержащих материалы предварительного расследования (главным образом грузовые таможенные декларации, товарно-транспортные  накладные, заключения эксперта на каждый мешок товара[2] и жалобы обвиняемых).

Судья Устинов А.А., недолго думая,  вернул дело прокурору по единственному основанию – обвинительное заключение не подписано руководителем следственного органа. Устраняли этот «недочет»  почти год. Второй раз дело Шилова поступило в Брянский суд лишь в ноябре 2015 г. Оно увеличилось  почти на 500 томов.  Это было переписанное слово в слово обвинительное заключение  (468 томов) и  многочисленные жалобы обвиняемых в следствие и прокуратуру.

Уже 14 декабря 2015 г.  судья Алексеева повторно вернула дело прокурору, указав огромное количество недоработок  следственного органа и множество препятствий, не позволяющих  суду его рассмотреть. Среди них были и неустранимые в процессе следствия. Однако следователи ФСКН, вместо прекращения уголовного преследования в ускоренном порядке направили его в Брянский суд в третий раз.

Дело разрослось до невиданных масштабов.  Третье обвинительное заключение и тома жалоб  в совокупности увеличили  объем дела до  1600 томов! Из которых лишь 218 – собственно материалы дела. Остальные тома — обвинительные заключения за 2014, 2015 и 2016 годы, переводы обвинительных заключений на армянский и таджикский языки (поскольку для двух обвиняемых кондитеров эти языки родные) и многочисленные жалобы 13-ти обвиняемых на нарушения их прав.

218 томов материалов дела включают в себя пять томов постановлений о признании в качестве обвиняемого, семь томов международных поручений и ответы на них, 11 томов жалоб за период предварительного следствия, 12 томов распечаток электронной почты (включая поздравления с Новым годом и рекламный спам), 13 томов заключений эксперта, 12 томов протоколов ознакомления с заключениями эксперта, 18 томов бухгалтерских документов, связанных с неким Ковалевым, не являющимся членом организованного преступного сообщества, которое так старательно лепили следователи ФСКН. Еще 19 томов составляют грузовые таможенные декларации на пищевой мак и иные продукты питания, 56 томов – это следственные поручения в регионы и ответы на них.

Вопросов к ФСКН по делу множество. Сотрудники ФСКН сажали предпринимателей за продажу пищевого мака на том основании, что те якобы знали о содержании наркотических средств в нем. И в то же время закрывали другие дела на том основании, что предприниматели якобы не знали, что в пищевом маке содержатся наркотические средства. Верх цинизма.  Что значит «знали»? О какой партии мака шла речь? Или же говорилось о всех поставках в целом? Сколько наркотических средств содержится в маке? Наночастица или количество, достаточное для получения наркотического опьянения? А может, достаточное для получения наркотического эффекта при прямом употреблении мака? Или все-таки зелье еще надо варить? Если надо еще варить, значит, наркотика там нет, а мак выступает как прекурсор. Но в списке прекурсоров мака нет. Значит, судить за торговлю маком нельзя…

Напрашивается вывод,  что сотрудники ФСКН показали себя в данном деле как абсолютные дилетанты. Но эти дилетанты, мягко говоря, превысили свои полномочия. Что в итоге обернулось потерей свободы для многих предпринимателей (не только по этому делу). Не говоря уже об огромном экономическом ущербе для бизнеса и для бюджета страны, недополучившего налоги.

[1] «Сказки тетушки ФСКН» в пересказе Анастасии Кузиной раскрыли глаза на деятельность  ФСКН .

[2] а таких мешков  деле более 8 тысяч